Управление Роспотребнадзора по Амурской области
ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
ЭЛЕКТРОННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО
ОБ УПРАВЛЕНИИ
ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  Эпидемиологический надзор
  Осторожно ! Клещи.
  Оказание услуг и правовой помощи инвалидам и маломобильным гражданам
  Защита прав потребителей
  Инфотека
  Государственная Регистрация и Лицензирование
  Регистрация уведомлений
  Административная практика
  Судебная практика
  Организация деятельности
  Планы контрольно-надзорных мероприятий
  Информация о проведенных проверках
  Профилактика рисков причинения вреда (ущерба) охраняемым законом ценностям
  Информация о проведенных проверках
  Социально-гигиенический мониторинг и научно-практическая деятельность
  Ведомственные целевые программы
  Информационные системы, реестры
  Санитарный надзор
  Для предпринимателей
ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ
ТАМОЖЕННЫЙ СОЮЗ
САНИТАРНО-ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА
ДОКУМЕНТЫ
ПРЕСС-ЦЕНТР
ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН
ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ
ЦЕНТР ГИГИЕНЫ И ЭПИДЕМИОЛОГИИ
 
 
 
телега
ФБУЗ Центр гигиенического образования населения Роспотребнадзора
Форма обращения граждан
ФБУЗ Центр гигиенического образования населения Роспотребнадзора

На главную / Основные направления деятельности / 

 

 

По сохранившимся сведениям, в первый раз холера посетила Амурскую область            в 1894 году (во время пятой пандемии). Тогда было зарегистрировано 54 больных, из которых трое умерли. В 1902 году эпидемия холеры охватила огромную территорию – от Забайкалья до Тихого океана, от Амура до Желтого моря.  Азиатская холера ежегодно регистрировалась  в  Японии, Китае, Корее,  а постоянный прилив переселенцев из России  и «беднейшего люда», который в поисках заработков приезжал из Кореи и Китая, способствовали заносу и распространению болезни.

Первые заболевания холерой в Маньчжурии были зарегистрированы весной, в июне их были уже десятки.

12 июня в канцелярии военного губернатора Амурской области прошло заседание Амурского областного комитета общественного здравия. Обсуждали «меры предосторожности против заноса в Амурскую область холеры из Китая». 15 июня была созвана  Амурская областная санитарно-исполнительная комиссия была созвана  . Ее решение:  «считать всех городских врачей состоящими на городской службе   в течение всего холерного времени и назначить жалование 300 рублей в месяц» (столько обычно получал только главный врач городской больницы), причем 150 рублей должна была выплачивать областная комиссия, а 150 рублей – городское самоуправление»..

Чтобы пресечь бесконтрольное движение китайцев через границу (они тысячами приезжали в Россию на заработки), оставили на Амуре только шесть пунктов перехода.

20 июня в благовещенских газетах было опубликовано распоряжение полицмейстера Стецевича, «требовавшее от жителей немедленной очистки колодцев, уборки и дезинфекции дворов, уборных, помойных ям; употреблять для питья только переваренную, а не сырую воду; соблюдать чистоту, как в одежде, так и в жилых помещениях; не употреблять зелень, фруктов и ягод; не пить квасу и прочих прохладительных напитков не домашнего приготовления; о каждом случае заболевания желудком (понос, кровавый понос, боль желудка) заявлять немедленно врачу, а если врача нет, не нашли, «то полиции и мне на квартиру: телефоны №№ 81 и 67» и т. д.

22 июня 1902 года холера оказалась совсем рядом с  Благовещенском. В тот день по городу разнесся слух, что снизу идет пароход «Александр Невский», на котором имеются холерные больные.

Сразу же навстречу пароходу отправились врачебный инспектор Александрович        и доктор Таубер. Они поставили диагноз: холера. Больного сняли с парохода, поместили       в специально устроенной палатке на берегу Амура, приставили к нему фельдшера, снабдили всем необходимым для лечения. Остальных пассажиров высадили на берег               и заключили под пятидневный карантин, на пароходе провели дезинфекцию. В тот же день больной умер. Вскрытие и «микроскопическое исследование выделений» (провел провизор врачебного управления) подтвердили «присутствие холерных бацилл».  

Амурская санитарно-исполнительная комиссия постановила: все приходящие из Сунгари пароходы и суда должны останавливаться на указанном месте близ Айгуна, подвергаться подробному медосмотру и полной дезинфекции.

Спустя семь дней холерная больница в бывшей «соколовской» мельнице была готова принять пациентов. В ней было два отделения – мужское и женское; каждое разделено еще на три части – для выздоравливающих, средних, тяжелых и умирающих.

Всерьёз эпидемия заявила о себе 9 июля. Выявили сразу пять заболевших: на Иркутской, в доме Зорина, на Станичной рядом с двором Попкова, где умер от холеры Горшков. Военный губернатор Амурской области генерал-майор Д. В. Путята лично объехал все дома, в которых были обнаружены заболевания с признаками холеры.

В городе принимались достаточно энергичные меры против распространения эпидемии. Очень важно было наладить питьевой режим. От имени санитарной комиссии,  врачебное управление обратилось через полицию к владельцам магазинов, лавок, фабрик, заводов, мастерских, контор, трактиров, квасных, кабаков и прочих заведений с просьбой иметь у себя постоянно бочки с кипяченой водой.

Городская управа заказала два самовара (по 15 вёдер каждый) для кипячения воды     и бочонки для воды (истратили 500 рублей). Их установили на базарных площадях. Некоторые фирмы пожертвовали чаю и красного вина, чтобы добавлять их в небольшом количестве в кипяченую воду.

Благовещенская община Красного Креста была весьма активна в борьбе с холерой. В её помещении были организованы курсы «по ознакомлению населения с характером холерной эпидемии», курсы «для обучения санитарных слушателей и слушательниц по уходу за холерными больными и производству дезинфекций», которыми руководил врач В.П. Павлов – заведующий больницей общины Красного Креста.

20 июля город праздновал вторую годовщину взятия Сахаляна и освобождения Благовещенска от осады китайцев  в 1900 году. На Чуринской площади состоялось церковное торжество, собравшее массу народа. По окончании молебна народ разошелся по питейным домам, «где и обсуждалась горячо злоба дня – холера». Именно в этот день эпидемия  была в апогее своего развития: в тот день заболело 26 человек, 13 умерло. Санитары трудились в поте лица. Они свозили со всего города больных – в холерную больницу в районе пересечения улиц Ремесленной и Соборной, умерших – на кладбище, которое находилось в другом конце города в районе улиц Офицерской – Соборной.

Наблюдая это, как писали  местные газеты,  подвыпившие горожане стали распускать слухи о том, что «хватают пьяных, хоронят живых, отравляют здоровых». Особо рьяные нападали на санитаров. В одном случае служителям пришлось бросить умершего на улице, а самим спасаться в ближайшем полицейском участке. 

Около семи вечера мимо кабака на Казачьей улице везли больного. Крестьянин Яков Зубов, уже выпивший, кинулся к повозке, закричал: «Отдайте брата! Зачем хороните!» и бросился с ножом на санитара. Охранявший повозку городовой Суворов обезоружил нападавшего, хотел задержать хулигана, но толпа кинулась на защиту Зубова и отбила его.

Тем же вечером у холерной больницы собралась толпа человек в четыреста. Кричали, что доктора отравляют здоровых, забирают пьяных, требовали, чтобы не хоронили умерших в просмоленных гробах, требовали снять охрану у домов, в которых кто-то заболел холерой. На постах возле этих домов стояло 26 городовых –  почти весь состав благовещенской полиции. По просьбе вице-губернатора С.Н. Таскина командир 21-го полка выслал к больнице патрульных. Они прибыли к 11 ночи, и толпа разошлась.

На следующий день 21-го июля в Семинарской роще (около холерной больницы) в помощь полиции разместили роту солдат и двадцать конных артиллеристов. В этот же день в городе были закрыты и опечатаны все питейные заведения. 

В ноябре того же года состоялся суд над крестьянином Яковом Зубовым. Обвинитель был суров: «Зубов подстрекал толпу и, если бы были серьезные последствия, предстал бы перед военно-полевым судом». Защита была снисходительна: «Зубов –  рабочий баркаса, он был просто пьян». Суд был милостив и приговорил буяна к месячному содержанию при полиции.

Общими усилиями холеру победили. Но жертвами её стали не только умершие. А.В. Кирхнер  написал 26 июля в «Амурской газете»: «Холера вырывает жертвы главным образом из среды слабых и истощенных плохими условиями жизни, тяжелой работой, болезнями, вообще главным образом из среды бедноты, живущей в грязи, сырости, плохо питающейся и еще растрачивающей свое здоровье питьем водки. Поле смерти отца остается много вдов и детей, не имеющих никаких средств к существованию, которые легко могут стать новыми жертвами холеры. ». 

Главные герои битвы с холерой: Ф.Я. Бочкарев, Я.Л. Таубер, Д.М. Файнберг, П.И. Бенедиктович, И.Д. Прищепенко, А.А. Тихонравов, А.Е. Поздеев, С.П. Образцов, К.К. Александрович, И.М. Хоммер, В.А. Павлов, Г.М. Писаревский, М.Н. Бочкарева, В.В. Паскевич, Беляков, Вертоградский.

Врачи по очереди днём и ночью дежурили при врачебном управлении и в городской больнице. Кроме того, Таубер, как городовой врач, осматривал приходящие пароходы, Паскевич был командирован в Айгун, Прищепенко организовал вторую холерную больницу, Чердынцев заведовал санитарным обозом, пока не был командирован в Иннокентьевскую станицу. Все врачи имели еще и каждый свой участок города, который должны были обходить и следить за его санитарным состоянием.

Эпидемия холеры в Благовещенске  1902 года продолжалась с 1 июля по 5 октября.

По данным «Амурской газеты» за 1902 год заболело  холерой 524 человека, умерло 356 (70%).

Эпидемия холеры вернулась в Амурскую область в 1910 году. Это был единственный раз, когда болезнь была занесена с запада переселенцами из европейской части страны водным путем по р. Амур, из Сретенска. Тогда заболел 191 человек, умерло 118 (61,7%).

 


« Назад
Версия для печати